16:05 

Ритуал Самоубийц. Глава 7.

Лейр
играю с масками в пустоте дней
Название: Ритуал Самоубийц
Автор: ЭРИ (моя маленькая шиза)
Бета: Microsoft Word :)
Фандом: Гарри Поттер
Рейтинг: пока R (но я не уверена)
Жанр: Гет (возм. + слеш), драма(?)
Размер: миди/макси
Статус: в процессе
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Джоан Роулинг, мир тоже.

Глава в комментах.

@темы: ГП, Ритуал самоубийц, проба пера, фанфик

URL
Комментарии
2012-02-10 в 16:09 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
Глава 7. Новые факты и новые союзы.

Заболевших детей перенесли в старое поместье Лемарнов, почти сразу после того как Антарес узнал о том, что с ними что-то случилось. Оборотень в это время был заперт, как и его дочь, под присмотром домовых эльфов. Маленький Лорд Лемарн расспросил прадеда, пытаясь понять, зачем ему понадобилось подобное. Арктурус аргументировал свое поведение тем, что он посчитал правильным по-настоящему привязать их к семье Блэков. Отныне их кровь на четверть принадлежит Блэкам, это должно чуть-чуть изменить их черты и они могут даже проявиться на родовом гобелене. Антарес не стал говорить прадеду все те не цензурные слова, которые пришли ему в голову, когда он узнал о том, что произошло с его подопечными. Он, молча, скрипнул зубами и, пересилив себя, спросил:
- Почему вы не стали делать этого с Вегой, кузиной близнецов?
- Разъяренная Вальпурга – даже для меня это серьезное испытание. Она слишком привязалось к ней, чтобы я мог провести необходимый ритуал без потерь для себя.
Антарес контролировал свое дыхание и сердцебиение, выражение лица и состояние тела. Ему очень хотелось придушить наставника, но тот действовал из вполне Блэковских побуждений, стремясь усилить Род. Ко всему прочему, он, наверняка, стремиться определить границы терпения внука, чтобы использовать это знание против него в будущих тренировках.
- Если вам когда-либо придет в голову сделать такое с кем-то еще их моих будущих вассалов, то соблаговолите предупредить меня заранее, чтобы я смог сразу же исправить последствия ваших действий, Учитель.
Антарес поклонился и вызвал эльфа из своего поместья, собираясь переместиться с его помощью.
- Вик, дорогой, подожди!
- Мама?- мальчик обернулся к матери, пытаясь превратить оскал в доброжелательную улыбку.
- Пришли домовиков, чтобы они забрали подарки для детей. Думаю, когда они очнуться им будет приятно увидеть подарки возле своих кроватей. – Виктория мягко улыбнулась сыну и ласково провела рукой по его волосам, убирая длинную темную прядку за ухо: - И обязательно сообщи мне, когда они очнуться.
- Хорошо мам, спасибо. – Он смог искренне улыбнуться ей, сжавшаяся где-то в глубине души пружина медленно распрямилась, заставляя его облегченно выдохнуть. Ему очень повезло с матерью, она – удивительно теплый и добрый человек. Антарес отдал эльфу приказ и оказался в своем поместье. Распорядившись на счет подарков, он направился в комнату, где устроили детей, он, конечно, доверял исполнительности эльфов, но проверял всегда.
Позднее привели вампира, который согласился помочь, согласившись на плату, оговоренную стандартным договором с вампирами. Антарес сидел в комнате и наблюдал за его действиями, пока не наткнулся взглядом на небольшую горстку подарков в углу комнаты. Увидев перенесенные подарки, Наследник Блэков вспомнил, что сегодня вроде бы Рождество и, удостоверившись, что подарок Гарри отправили вовремя, написал несколько предложений в дневнике, стараясь исходить из того, что было бы, если бы не Арктурус.

Утром следующего дня Антарес проснулся с четким ощущением того, что что-то упустил. Последнее время он постоянно спешил и все равно опаздывал, да и тревога, поутихшая было, снова сжала сердце в тисках. «Что же не так… Что не так?» - он сел на постели, обхватив колени руками. Слишком много мелочей. Совершенно незаметных на первый взгляд, но таких важных на второй. Вспышка озарения, и Наследник Блэков выпрямляется, понимая, что был слишком беспечен, забылся, настолько вжился в роль ребенка, что перестал быть взрослым. Через два часа он привел вампира в свой кабинет и, усадив гостя, устроился за письменным столом напротив.
- Сколько времени займет лечение? – спросил лорд Лемарн, глядя на светловолосого голубоглазого вампира с лицом святого или ангела, одухотворенно прекрасным и столь же спокойным.
- От двух до трех недель, потом около пяти дней на восстановление, - ответил вампир, в его голосе слышалась почти осязаемое бархатное прикосновение.
- А если честно? Вы ведь не тот вампир, которого мне приводили до этого. Изменения не заметны, и если бы я не чувствовал, что вы сильнее предыдущего поверил бы в то, что вы и он одно и то же. Сколько времени потребуется на возвращение детей, если вы не будете сдерживаться?
Вампир усмехнулся:
- Вы весьма интересное существо, лорд Лемарн. Так много тайн… Жаль, что мне не дано заглянуть в те воспоминания, что находятся между вашей смертью и новым рождением.
- От способностей вампира более низкого уровня мой разум и память защищены, а от вас нет, - сощурился Антарес, подобравшись в кресле: - Может быть, заключим новую сделку? Я поделюсь с вами теми воспоминаниями, которые от вас скрыты, а вы поможете детям. В любом случае мне будет выгодно то, что не я один буду мучиться знанием будущего.
Вампир провел пальцем по своим улыбающимся губам, во взгляде эта улыбка не отражалась – глаза были совершенно серьезны, и медленно кивнул.
Новый договор составили быстро, аннулировав предыдущий, тогда же Антарес узнал имя своего гостя и его титул: Регил Натаниель ат-Митар, Лорд Каи. Один из Высших, глава клана (князь) Митар, последний представитель Рода Каи, исчезнувшего во время Охоты на Ведьм. Лорд Лемарн взял с вампира клятву, которая бы не позволила бы тому выдать тайну, скрытую в его памяти, после чего спокойно открыл ему свой разум.
Несколько часов спустя, лорд Каи вынырнул из его памяти и ответил на заданный ранее вопрос:
- Близнецов смогу разбудить денька через четыре, девочку на день позже, а вот с ее братом придется повозиться. Ему пришлось куда тяжелее, чем сестре, он оберегал ее от многих потрясений, но не смог уберечь от них себя. На восстановление первым трем потребуется не более двух-трех дней, при условии, что они не будут капризничать и пытаться ускорить процесс.
- Что будет с Максом? – Антарес чувствовал, что ответ на этот вопрос ему не понравится, но все же задал его.
- Можно свести осложнения к минимуму и довольно быстро вытащить его из ловушки сознания, только для этого придется прибегнуть к не традиционному способу. Вернуть его с помощью того, благодаря чему он находится в таком состоянии.
Наследник Блэков побледнел, оценив последствия.
- Нет, вампиром он не станет, хотя и появится некоторая предрасположенность к крови, - поспешил успокоить его глава клана Митар.
- Альтернатива? – охрипшим голосом поинтересовался Антарес.
- Кома или, если проснется как другие, будет «овощем». Он сопротивляется тому, что сделал ваш родственник, и сдаваться – не намерен, если ему не помочь, он, скорее, сойдет с ума, чем уступит.
- Какая вам выгода от него? – лорд Лемарн видел, что вампиру легче было бы заявить, что спасти Макса невозможно, чем пытаться вытащить его с помощью собственной крови, слишком рискованно, чтобы делать такое без выгоды для себя.
- У вас ведь есть вассальный вам оборотень, чувствую его запах из восточного крыла поместья. Он хочет, чтобы его род продолжал существовать. У меня тоже есть долг перед моей человеческой семьей, род моего брата истреблен под корень, в мире нет более носителей крови Рода Каи, только я. Но у меня никогда не будет детей, которых бы приняло родовое поместье или магия Рода. Она меня-то с трудом терпит, слишком мало во мне родовой магии и слишком много вампирской. Максимилиан подвергся воздействию магии Крови, если я завершу его несколько иначе, то он станет Каи и после посещения поместья откроет родовой Дар. Он бастард, его отец никогда не признает его, я достаточно хорошо знаю лорда Малфоя через своих птенцов для того, чтобы судить об этом. Вам тоже выгоден подобный поворот дел, ведь он станет вашим вассалом, я не стану этому препятствовать. – Князь Митар встал с кресла и заходил по кабинету, его тело сотрясала нервная дрожь. Мыслями он был где-то за пределами поместья. Он резко остановился и повернулся к хозяину кабинета, подошел к столу, оперся руками на него руками, и посмотрел в глаза Антареса. Его голос стал вкрадчивым и заставил сердце забиться быстрее: - В связи с открывшимися мне сведениями, у нас появилось множество причин для сотрудничества, ради того, чтобы избежать того, что вы мне показали, я даже буду терпелив с обо-ротнями и постараюсь переменить на нашу сторону здравомыслящих князей других кланов. Воскрешение безумного мага – не то, что может расположить к нам людей, особенно если мы (вампиры) выступим на его стороне. Одной из связующих нас нитей будет Астерион Максимиллианус Лиори, точнее Астерион Максимилиан Натаниель Каи. Что скажешь, Регулус Блэк?
- Согласен, но я больше не Регулус.
- Не вижу разницы, - пожал плечами вампир, мгновенно перестав использовать возможности своей вампирской сущности.
- У Макса есть сестра, - напомнил Антарес.
- Когда он оклемается, предложу ему принять ее в Род и помогу провести ритуал. Проблем с этим не возникнет.
- Тогда у меня больше нет никаких претензий.
- Чудесно, в таком случае, пойду, займусь детьми.
«Интересно, это ошибка?» - мысленный вопрос, на который пока нет ответа.

Продолжение появится позже дальше в комментах

URL
2012-02-11 в 15:13 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
* * *
В столовую ворвался пепельноволосый мужчина (похоже, он просто не умел ходить медленно и степенно), все вздрогнули и уставились на него едва ли не с испугом, только друид позволил себе легкую приветственную полуулыбку.
- Гриффиндор! Твой сын мне надоел! – в руках мага в мантии с узором из переплетенных змей была небольшая корзинка, из которой он выгрузил перед темноволосым крепышом трех котят: - Вот держи, расколдовывай. И постарайся внушить своему сыну и друзьям, что если они вновь полезут к рунескопам или другим змеям, я их спасать не стану.
- Твои шутки уже давно перестали быть смешными. Хотя… Я не припомню времени, когда они были хоть сколько-нибудь смешными, - нахмурился Гриффиндор.
- А это не шутка, – ухмыльнулся Салазар, сверкнув зелеными глазами.

Слизерин спешно собирал вещи. Слуги бегали по комнатам, собирая и складывая содержимое его покоев в сундуки. Приехав в Хогвартс, Салазар привез с собой и обстановку для своих комнат. Леди Слизерин стояла в стороне, раздавая приказы своим служанкам. Дети сидели на уже собранных сундуках и молчали. Зеленые глаза старшего из сыновей Слизерина выдавали его ярость и недовольство, но было видно, что злился он не на отца. Второй сын Слизерина с тоской смотрел на сборы, он не хотел уезжать. Но отец считал, что они тут и так слишком засиделись.

Салазар с удивлением посмотрел на письмо, с личной печатью Гриффиндора. Прошло уже лет пять с того дня, когда они разругались из-за его сына идиота и вот теперь гордый Гриффиндор послал ему письмо. Неспроста это было. Лорд Слизерин накрутил на палец прядь своих пепельных волос, решая открывать письмо старого друга-врага или нет. Салазар с грустью посмотрел на волосы, раньше они были приятного медового оттенка, но, в результате одного не самого приятного эксперимента, потеряли свой цвет и стали вот таким вот пепельным недоразумением. Он все же отрыл письмо и с удивлением прочел, что Лорд Гриффиндор хочет увидеться с ним, и в определенный день будет ждать его на том самом месте, где они впервые встретились.
- «Где все началось, там и закончится» - прошептал зеленоглазый маг, он не обольщался, это было не приглашение на беседу, это – вызов на бой: - Что ж друг и враг мой, наши дети выросли, детище проживет и без нас… Согласен.
Салазар набросал ответ и выпустил филина Гриффиндора.

Два юноши смеялись, не обращая внимания ни на удивленных слуг, ни на воинов. Они стояли в луже и хохотали, а с небес лилась вода. Оружие валялось где-то неподалеку. Под глазом темноволосого парня красовался синяк, а у его противника распухло ухо. Они смотрели друг на друга и хохотали, больно уж нелепый был у них вид: в грязи, мокрые насквозь, да еще и причина для драки – наиглупейшая, не хотели уступать друг другу дорогу.
- Сын Лорда Гриффиндора, Годрик, - отсмеявшись, темноволосый решил представиться своему недавнему противнику.
- Салазар Лорд Слизерин, - ответил ему зеленоглазый юноша.
- Разделишь со мной мечту? - неожиданно предложил Годрик.
- Мечту? – удивился Слизерин, его слегка сбивал с толку столь неожиданный переход.
- Да. Я и несколько моих друзей хотим основать Школу для волшебников. Замок скоро достроят, я ехал проверять.
- Хорошая мечта. Пожалуй, я разделю ее, - после недолгого раздумья согласился Слизерин.


Антарес разорвал контакт, управлять видениями пока получалось очень слабо. Но он уже почти разобрался в том, как это делать. Поблагодарив оборотня, он ушел спать, видения отнимали много сил.

последнюю часть главы смотрите дальше в комментах

URL
2012-02-12 в 09:54 

Спасибо за новую главу!!!Очень интересно

2012-02-12 в 19:50 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
PUS321, пожалуйста, но это еще не конец главы)

URL
2012-02-13 в 17:46 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
(Конец 7 главы)
* * *
Следующий день принес ему еще немного информации о жизни основателей, например, ему стало понятно, почему Слизерин и Гриффиндор так странно относились друг к другу. Оказалось, что понятие «разделить мечту» имеет под собой интересную почву – Годрик предложил не столько «разделить» сколько сделать свое вложение в идею его маленького кружка друзей. Слизерин был не бедный малый и мог себе такое позволить. Благодаря чему и стал одним из четырех Основателей. Кстати, основателей, как таковых было больше, чем четыре, но самые активные, постоянно находящиеся в стенах школы были именно эти четверо, ну и пресловутый друид, муж Хельги Хаффлпафф. Но денег последний – не вкладывал, он помогал строить защиту и «оживить» замок.
Замок построили на землях Гриффиндора, Ровена поставляла книги и иные вещи, благодаря мужу, занимавшемуся торговлей с волшебниками других стран, она могла достать все что угодно. Кстати, ее мужа увидеть удалось всего два раза и то мельком, Антарес так и не понял, к какому Роду тот принадлежал.
Гриффиндор и Слизерин относились друг к другу относительно дружелюбно, до поры до времени, пока не пошел дележ власти и влияния. Оба, и Лорд Гриффиндор и Лорд Слизерин были известными и влиятельными волшебниками, к их мнению прислушивались и с ними считались. В конце концов, им стало слишком тесно, они не могли делить между собой то, чем хотели владеть единолично. Каждый из них прекрасно знал, каким должно быть будущее магического мира, одна проблема – их мнения не совпадали. Краеугольным камнем всего оказались – маглорожденные.
Во времена Основателей магия была дамой более активной и маглорожденные действительно были таковыми, а потомков сквибов вообще почти не наблюдалось, ибо бытовала традиция умерщвлять их еще в нежном возрасте. Возможно, Слизерин бы и не протестовал против них, но в мире маглов шли волнения на тему Конца Света, а наличие странных детей подтверждало это. Их ненавидели, боялись, а порой пытались подчинить и воспитывали в определенном русле. Очень многие ученики из маглорожденных носили медные кресты и украдкой шептали молитвы, Слизерин считал их угрозой для школы. К тому же большинство маглорожденных приходило совершенно не подготовленными, испуганными и жутко грязными. Их приходилось учить слишком многому, что ужасно раздражало зеленоглазого Основателя. Маги опережали в развитии маглов и умели делать такие вещи, которые людям даже не снились.
Слизерин считал, что детей следует забирать, когда они еще совсем маленькие и правильно воспитывать, что бы они не смущали умы чистокровных магов своими бредовыми байками и Распятом. Их, по его мнению, следовало учить жить среди своего истинного народа и мира раньше, тем самым уменьшая возможность их убийства маглами. Но Годрик твердил, что маги смогут мирно сосуществовать и никакая религия этому не помешает. Слизерин в такие моменты смотрел на его жену, которая была маглорожденной и истово молилась Распятому Богу, избегая упоминать Мерлина и Моргану в своих речах. Салазар видел, откуда ветер дует и по-своему насмехался над Годриком, великий маг и свирепый воин оказался самым настоящим подкаблучником, слепым и глухим в моменты, когда это было необходимо его жене.
Эта женщина была властолюбивой стервой, и Годрик был лишь оружием в ее изящных руках. Он свято верил, что все его мысли, идеи и желания, принадлежат ему, но все это было не совсем так. Его жена ненавидела Слизерина, он мешал ей и слишком сильно и частенько корректировал те идеи, что она с таким трудом внушала мужу. То, что Салазара удалось заставить покинуть Хогвартс, несказанно обрадовало женщину, но даже будучи вне стен, места позволявшего влиять на неокрепшие умы маленьких волшебников, Слизерин умудрялся управлять общественным мнением, несказанно бесило ее. И она стала распускать слухи о том, какой Слизерин темный маг и так далее, конечно большинство не верило слухам, но Годрик был не сразу, но поверил. Он был сильнее Салазара в боевом аспекте магии, так что результат их поединка был предрешен.
Неизвестно почему Салазар решил уступить и согласится на встречу с Годриком, видения не давали точного ответа на этот вопрос, многое приходилось додумывать и строить предположения относительно тех или иных действий Основателей, но все это было уже прошлым далеким и переиначенным прошлым. Антаресу не нравился тот факт, что со времен Основателей маги стали потихоньку консервироваться в своем мирке, они почти не развивались. Большинство вещей бывших еще при Основателях есть и теперь и до сих пор считается актуальным, используется повсеместно (перья, мантии, совы и т.д.).
Антаресу очень не понравилось такое открытие, это говорило отнюдь не в пользу волшебного мира, впрочем учитывая отношение магов к оборотням и представителям волшебных рас удивляться такому положению вещей – бессмысленно. Наследник Блэков ловил себя на мысли, что спасать такой мир от возможного будущего может быть уже слишком поздно и то будущее неизбежно. Отгоняя упаднические мысли, он решил, что дело идет слишком медленно, и у него нет ста лет в запасе на то, чтобы просматривать ВСЕ прошлое, начиная со времен Основателей, его вообще-то будущее интересовало, к тому же жить в постоянном ожидании чего-то неприятного ужасно утомляет.

- Лорд Каи, мне нужна ваша помощь.
- Да? Я вас внимательно слушаю, Лорд Лемарн, - вампир доброжелательно улыбнулся. Антарес бы поверил в эту доброжелательность, если бы не клыки.
- Буду вам весьма признателен, если вы поможете мне понять, что я делаю не так, когда пользуюсь Даром оборотня.
- Гм, интересно, пожалуй, я смогу вам помочь, Лорд Лемарн.
Антарес почувствовал, что тонет в глазах вампира, в миг ставших алыми, а потом была Тьма.
«Проклятье!..»

URL
2012-02-14 в 11:10 

Спасибо за интересный конец главы!!! Что ж задумал вампир?

2012-02-14 в 19:34 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
он ничего не задумал, это Антарес испугался. Просто, думаю, это пугает. Позволить вампиру не просто шарить в воспоминаниях, а заглянуть в подсознание.
Бррр, я бы не смогла.

URL
2012-02-16 в 14:33 

Он(вампир) , что проф пригодность проверяет? А то всякие ритуалы проводит Антарес и сплошные стрессы у него (Антарес)

2012-02-16 в 16:04 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
Вампир не проверяет на проф пригодность, он просто забавляется, с высоты его N-сот лет Антарес - Это младенец, ну или на крайняк 4-летний малыш. А с детьми положено играть, вот он и играет, как умеет. Натаниель один из довольно человечных представителей своего народа, он не забыл, что прежде был человеком и не обрывает связь со своими "корнями".
Вампир пока ритуалов не проводил, он пользуется своей способностью проникать в сознание человека, а "заболевшие" дети именно, что заблудились где-то в глубине собственного разума и не могут выбраться без посторонней помощи. У Антареса не получалось разобраться с принципом управления "видениями", вот и попросил помощи у более опытного существа.

URL
2012-02-16 в 18:20 

А-а понятно Спасибо за пояснения!!!

2012-02-18 в 21:20 

Лейр
играю с масками в пустоте дней
Пожалуйста, выкладываю 8 главу.

URL
     

Гроздь иномирия

главная